Бесполезная книга о фотографии два: Фотография, это ни о чём.

Давайте начнём с самого неинтересного – зачем я сел писать этот никому не нужный текст. Действительно, а зачем? Казалось бы, и фотография меня уже почти не интересует и снимаю я мало и никаких особых достоинств мои фотографии не несут и лайков с фолловерами у меня практически нет и даже блог захудалый отсутствует. Да и фотки - сплошной шлак. Так зачем же при таком душераздирающем состоянии дел браться за написание чего-то о фотографии? Не из принципа же «кто не умеет, тот учит», в конце-то концов.

Что ж, вопрос дельный и односложного ответа на него я, пожалуй, дать не смогу. Ну, разве что самый простой - есть такая тенденция, сначала человек накапливает информацию, потом он её переваривает, а потом создаёт что-то своё. Иначе она лежит мёртвым грузом, захламляя чердак и оттягивает сознание воспоминаниями о ничем толком неокончившихся человеко-часах, человеко-месяцах, а иной раз и годах. Всё настолько неэстетично, что напоминает карман спортивных трико Абибас с банкой сгущёнки внутри. Открытой банкой.

Вот исходя из такой отмазки я и решил выплеснуть из головы накопившееся, а заодно и как-то причесать это всё, формализовать в слова, вытащить в сознание.Читать, разумеется, не советую, ибо жизнь можно тратить и с гораздо большим толком и удовольствием.

Ну, приступим.

Часть первая

Прежде всего, хотелось бы поговорить о подложке всей этой фотографической активности и её различных последствий наблюдаемых на просторах многочисленных интернет форумов. Очень частой темой споров и подходов является один простой вопрос – что есть ремесло и что есть искусство.

Слово ремесло часто применяется в различных своих ипостасях, таких как «профессиональная фотография/фотограф», «коммерческая фотография», «продающийся фотограф», «выставляющийся фотограф», «техничные работы» и прочая, прочая.

Слово же искусство часто подменяется такими терминами, как «классика», «шедевр», «художник», «самобытный», «душевный» и так далее.

Я не буду давать точные определения этим терминам, поскольку это, по сути, не даст нам ничего, кроме как постановки себя в рамки определённого подхода. Спор же о (не)правильности выбранного подхода, в итоге, и похоронит изначальный вопрос самого деления, как и любого другого. Это как споры о том, что правильнее - выбирать главного по длине или же по ширине – это всегда интереснее решения тех дел, собственно ради которых главного и выбирают.

Так что, давайте лучше мы научимся различать эти подходы через их ключевые признаки, которые более чем просты:

  • необходимое условие существования ремесла – внешняя востребованность.
  • необходимое условие существования искусства – внутренняя потребность.

Другими словами - никому ненужное ремесло умрёт. Ремесленник не будет заниматься тем, что никому не нужно. Зачем делать дырявые чашки? Ремесленнику интересно заниматься тем, что востребовано. Время – деньги. Заниматься сутками напролёт внутренними терзаниями о несовершенстве стула? Да вы с ума сошли. Стул же удобный. Вот и продаётся он хорошо, если уж мне не верите.

Искусство, с другой стороны, делается не «для», а «из-за». Его мотивация проистекает из внутреннего состояния человека. И создание дырявой чашки может иметь для него смысл. Поэтому, для любого искусника необходимость подстраиваться под внешние требования – мука. Неудобно пить из кружки? Да вы только оцените, как от неё на душе хорошо! А если кто-то, о ужас, говорит, что сделанное и так хорошо, то они просто вообще ничего не понимают. Ведь обязательно надо ещё над этим посидеть, вот тут ещё не так.. и тут.. и тут.. и..

Нетрудно заметить, что эти подходы диаметрально противоположны. Одни руководствуются критериями внешнего мира, другие внутреннего переживания. У одних локус внимания внешний, у других внутренний. И тем не менее, они пересекаются.

Ведь, чтобы ремесло было востребовано, нужно, чтобы продукт не только был нужен, но и вызывал у людей положительный отклик, нравился.

А единственный способ проверить искусство на глубину, это убедиться, что оно находит отклик и в других людях. Причём здесь даже не обязателен положительный отклик.

Вот и получается драка за ресурс. Другими словами – за лайки и репосты.

К чему это приводит? С одной стороны ремесленников страшно раздражает, когда снимок какой-нибудь невесты с пересвеченным платьем, свекольным оттенком кожи и обрезанными конечностями вызывает кучу положительных отзывов. С другой стороны, у искусников подгорает, когда их снимок не набирает и тысячной части лайков стандартных, как из под шаблона, «штамповок».

Видя все эти баталии, и тех и других можно понять. Одни потратили кучу времени, чтобы изучить свод правил о том «как надо» и научиться правильно его применять. Освоили различные техники и следуют им. Другие же потратили время, пытаясь снять такой кадр, который отзывался бы в их сознании особенно сильно. И те и другие достигли многого относительно себя прошлых. Одни научились соответствовать внешним запросам, другие своему мироощущению.

А поскольку запросы людей в своей массе основаны на человеческой природе, и мироощущение человека так же основано на человеческой природе, то, по идее, и те и другие должны бы двигаться в одном направлении.

В чём же разница? В методе, конечно же, а если точнее, то в приоритетах.

Всегда есть «ЧТО» и «КАК». Что – выбор объекта, Как – выбор решения «обыгрыша». И ремесленники и искусники должны выбирать и то и другое.

Ремесленник всегда снимает конъюнктурно, что на русский язык переводится, как «на злобу дня». Всевозможные социальные сюжеты, обслуживание населения – садики, свадьбы, предметка, работа на бизнес и прочее. Отсюда вытекает требование «ЧТО» снимать. И оно первостепенно. Вы не можете снять табуретку, вместо ребёнка заказчика. Оформление же снятого – «КАК» - просто должно соответствовать норме. И эту норму надо вызубрить «по учебникам» и знать. Повторюсь, всё это запрос, то есть - внешнее _требование_.

Искусник же ищет способы резонанса со своим внутренним состоянием и для него важно «КАК» этого достичь, а «ЧТО» именно при этом снято - важно лишь постольку, поскольку соответствует его интересам. Более того, для искусника важен не столько сам найденный _самокопанием_ приём, который ему «вштыривает», как тот метод, которым он ищет эти приёмы внутри себя, работая с фото. То есть ему интересен метод работы с собой, через который он себя познаёт, ища резонанс. Отсюда и бесконечные проявки одной фотки часами. Отсюда и нелюбовь к внешним учебникам – они лишают его главного, подменяя самопознание информацией.

И тут начинается самый забавный момент, как не трудно догадаться, ремесленнику в целом пофиг на то, что изображено, ведь это всегда зависит от конъюнктуры и заказчика, а не от него. Зато соответствие снимка известным ему нормам является святым - приёмка.  То есть форма. Причём включая и сам объект снимка, который интересен, как соответствующий норме, требованиям.

Для искусника так же не столь важно, что изображено, а важно то, почему он вызывает у него отклик. Так что он тоже концентрируется на форме – на том, как решено исполнение.  Вот только оценивает он её уже не по соответствию известным ему нормам, а по тому, насколько сильный отклик у него это решение вызвало.

Но на самом деле, это лишь видимость. Ведь ремесленнику главное – удачно реализовать запрос, а искуснику познать себя чуть лучше. И именно поэтому, споры в сети длятся годами, ведь они не касаются важного, а касаются того – что для обеих двух категории, в общем-то, не особо и важно – фоток. Ведь они лишь средство, как для первых, так и для вторых.

Но это только цветочки, ягодки заключаются в том, что хотя они и говорят вроде об одном и том же – фотках – но никакого взаимопонимания при этом нет. Ибо одним выбитые света, другим воздушность, одним ощущение падения, другим заваленный горизонт, одним выверенный свет, другим ненатуральность, одним неотретушированные блики в глазах, другим озорной блеск.

Вещи, вроде, одни и те же, но вот интерпретация их кардинально отлична по своей методологии. И вытекает она исключительно из задач, которые автор ставил, производя свою работу.

Поэтому, на начальном уровне, чтобы начать понимать друг друга, нужно начать понимать задачи собеседника. Когда одни сумеют воспринять блики в глазах не как простое нарушение требований приёмки, а как возможность прочувствовать эффект от появления блеска в глазах, а другие сумеют понять, что чувство блеска в глазах можно бы выразить чем-то и получше, нежели отражением квадратной вспышки в глазах, то они начнут понимать друг друга.

Встретятся же эти категории, когда искусник очистит своё сознание от личностного настолько, что начнёт вычленять в снимках общечеловеческое, не привнося в него своей персональной специфики и выведет из них закономерности, создавая (и переоткрывая) нормы, а ремесленник, с другой стороны, начнёт понимать, что вызывает резонанс у конкретных отдельных людей, и сможет делать для них такие личностные работы, отступая от норм. Вот тогда эти два персонажа встретятся в своём творчестве и смогут понять друг друга.

В общем, всё это конечно хорошо, но по сути лишь абстрагирование двух разных форм мышления, отношения. Поэтому не стоит считать, что люди делятся на ремесленников и искусников. Один и тот же человек вполне может совмещать эти две роли, хотя обычно и только на низших ступенях. Особенно в различных сферах. Например, в музыке человек может поддаваться своим ощущениям и неинтересоваться насколько гитарист играет в ритм, где рассинхрон пальцев или зажёваная атака. При этом, тот же человек может с пеной у рта биться лбом о заваленные горизонты, столбы из головы и прочие ужасы.

Едем дальше.

Часть вторая

Что же нам дают все эти рассуждения. А дают они нам две очень полезные возможности:

 - понимать, куда двигаться дальше в своём росте
 - понимать, о чём нам пытаются сказать люди, пишущие критику

Если мы подходим к фотографии с точки зрения ремесла, то нам необходимо, прежде всего, освоить все соответствующие требования предъявляемые к профессии. Мне неинтересно всё это писать, поскольку на эту тему пишут вообще все, кто пишет о фотографии. Плюс куча литературы по изобразительному искусству. Там можно найти и про законы композиции и про свет и про цвет и про обработку кожных покровов самок человека и всё тому подобное.

Однако, как очевидно следует из вышенаписанного, тупиком здесь является слепое следование этим требованиям и подмена ими своего чувства прекрасного. Поэтому, важно, чтобы вы осознавали, что каждое из этих требований преследует свою цель потрафить восприятию и иногда может противоречить _задумке_ фотографии. Например, если вы решили изобразить чёрный квадрат, довольно глупо избегать абсолютно чёрного цвета. Если вы создаёте ощущение падения, глупо цепляться за ровный горизонт. Если вы хотите изобразить больного страдающего человека, глупо полировать и раскрашивать кожу. Это самые примитивные примеры, но идея, я думаю, понятна. Кроме того, следует постоянно при проявке тратить время на эксперименты с нарушением правил и изучением своей реакции на это – что кажется красивее, что нет, как именно меняется восприятие снимка и почему. Это позволит применять правила осознанно там, где надо, и не применять там, где не надо. Более того, это позволит вам находить новые правила и закономерности, ведь имеющиеся именно так и открывали, наблюдая за собой. Так же, не стоит убеждать заказчика «как красиво» или «как надо». Ведь ваша задача – сделать хорошо заказчику, а не богу стандартов.

Поэтому очевидные дороги для роста – изучение требований и методов их достижения, прочувствование этих требований своим чувством прекрасного и его развитие, открытие своих собственных требований, понимание заказчика.

А как же следует читать критику написанную ремесленником. Понятно, что если это заказчик, то следует просто буквально следовать требованиям. А если это товарищ по несчастью на форуме, решивший тоже заняться фотографией?

Вот тут искуснику надо помнить о нескольких вещах:

 - следует разобраться, насколько сказанное соответствует вашей задумке, тому, что вы хотели выразить своим кадром. Если оно не противоречит, то следует подумать, как это исправить. Если противоречит, следует подумать, есть ли варианты достичь того же более красивыми средствами и использовать их. Ни в коем случае нельзя считать, что «всё это неважно, ведь снимок не об этом» – поскольку это влияет на общее качество исполнения. Мало кто будет смотреть фильм, где главная музыкальная тема исполняется соседом Иванычем, поскольку всё равно фильм-то про любовь, а не про песни. Поэтому, да, растущий из головы столб редко необходим и требует усилий по искоренению. Сравните – до и после, ведь лучше же?
 - если автор ссылается на неизвестные вам требования и нормы, всегда стоит почитать о них в первоисточнике порывшись в сети, поскольку вовсе не факт, что автор их не перевирает и применяет правильно.
- всегда стоит понимать, насколько требование нормы соответствует вашим условиям использования снимка. Одни пропорции хороши на мониторе, но невыгодно смотрятся на популярном мобильнике. Одно световое решение хорошо смотрится на светящемся мониторе, но на бумаге теряет контраст и требует иного решения. Где-то требуется детализация, где-то она не нужна.

Теперь про искусников.

На что тратит большую часть времени искусник? Разумеется, на самоличные эксперименты. Бесконечное совершенствование, поход к тому самому идеалу ориентируясь исключительно на собственные чувства и его рефлексия. Что здесь требуется в первую очередь для роста? Разумеется освоение инструментария, открывающего возможности творчества и делающие оное предсказуемым. Поэтому здесь в обязательном порядке изучение и графических пакетов по проявке равов и редакторов фотографий и всевозможных плагинов и, особенно подчеркну, пакетов для рисования поверх фотографии.

Какой очевидный тупик для искусника? Конечно же закукливание на себе. Ведь так хочется открыть всё самому, а не прочитать в книжке или подглядеть у других. Если подглядел или прочитал, то какой вообще смысл ковыряться? Роботом копировать чужие техники, как на конвейере? Ужас же.

Однако, не стоит этого так бояться. Когда вы экспериментируете со своими снимками, вы открываете в себе законы восприятия, вы находите то, с чем вы резонируете и так познаёте себя. Чтение правил, это практически идентичный процесс, только в совершенно иной форме. Эти правила позволят вам точно так же обнаружить в себе то, что вызывает в вас резонанс, позволят вам лучше понять себя. Только и всего. Просто не надо их зазубривать – а надо пробовать и сравнивать. Это не ограничит вас и не привнесёт чужого, это наоборот, продвинет вас в изучении себя и поможет сделать работы более зрелыми, так вы успеете больше понять себя, глубже проникнуть в эти тайны. А разве это не драгоценно? Просмотр чужих кадров, тщательное изучение топов с анализом того, на что вы реагируете, так же позволит вам лучше изучить себя, как и в процессе мытарств над своими собственными снимками.

Кроме этого, в изучении общих правил и снимков, в фототопах есть один важнейший для искусника момент. Информация о том, что резонирует с большинством людей, поможет вам проникнуть в те области, что объединяют всех людей, что общие. Поможет отсеять ваше личное и перейти на общечеловеческий уровень. Это звучит довольно пафосно, поэтому давайте приведём здесь пример. Вот есть у вас домик в деревне, он вызывает множество ассоциаций из детства. Вы его фоткаете и выкладываете, а злые мелкие людишки не могут ничего понять – не ценят. А проблема-то в том, что вы на деле хотите передать не документальное изображение вашего дома (вы же не для БТИ это снимаете), а те чувства, которые он у вас вызывает – уют, тепло, ностальгию, солнечное лето и так далее. Вы, глядя на дом, это ощущаете, вспоминая себя там, а для чужих людей это просто дом. Вы опираетесь на свои личные ассоциативные связи, а не на общечеловеческие. Нужны более универсальные символы и стимулы – солнечные лучи на деревянном подоконнике с видом листвы и плетня за окном, качели на дереве с забытой старой игрушкой, смотрящей на вас с них с потрёпанной годами мордашкой и так далее. Это будет понятно каждому, поскольку каждый имеет подобный или схожий опыт. Вот для понимания, что именно _вы_ хотите передать снимком и как _вам_ это сделать наилучшим образом и стоит изучать теорию и топы.

Как следует читать критику от искусника? Обычно это очень проблематично, поскольку редкий искусник в силах сформулировать свои претензии. Часто это «нравится» и «не нравится» и всё тут. Критерий тут один – цепляет или не цепляет. Если цепляет, то человек простит любые косяки. Если нет – то ему побоку на качество исполнения. Чтобы получить от искусника конструктивную критику, если он конечно не гуру и не напишет её сразу, следует задавать наводящие вопросы, которые бы разбивали снимок на составляющие: нравится ли вам объект съёмки? А световое решение? А цветовая гамма? А композиция? А какие именно ощущения у вас вызывает каждая из этих вещей? Ну и так далее. Тогда вы сможете получить конкретную информацию к размышлению. Если, конечно, вам будут отвечать, поскольку это подразумевает интенсивную мыслительную работу, которая так напрягает.

Часть третья

Ну вот, первое отвлечённое рассуждение на этом закончим и плавно перейдём ко второму, а именно, к тому, почему фотография похожа на лук.

Что общего у фотографии с луком, кроме того, что зачастую при взгляде на фотографии наворачиваются слёзы? Её слоёная природа, что же ещё.

Нулевой уровень познания фотографии, самый поверхностный, это уровень видимого.

«Что вижу» - то и фотографирую. Герань, кошечку, голую бабу и так далее. На этом уровне пребывает подавляющее большинство «фотографов» на телефоны, инстаграммеров, блогеров и всех в этом духе. Характеризуется в основном кучей лишнего в кадре, совершенным пренебрежением к свету, цвету, планам, композиции, рисунку и прочему, поскольку авторы про всё это обычно просто и не знают вообще. Видно же, ну, что ещё.

«Как вижу» это продвинутый первый уровень. Тут люди начинают стараться сделать снимок так, чтобы было не просто видно, а видно наглядно, классно и вообще чётко, как автору. Для этого используется зум, вспышка, крупный план, накручивание насыщенности, контраста или наоборот их понижение, применение различных эффектов от телефонно-приложенческих до фотошопов и прочая страхотень. Даже такой уровень уже довольно редок, хотя простота его использования в телефонах и делает оный крайне доступным, пусть и на редкость убогим.

В целом, нулевой уровень можно охарактеризовать русской народной поговоркой – «покажи дураку палец, он и смеётся»: «Смотри, какой цветочек, ух ты!» «А какой паучок!» «Ух ты, горища вообще классная!» «Шикарное платье!» «Вот это титьки!» «Какой шикарный ландшафт!» и так далее.

Первый уровень, где происходит качественный скачок. Что характерно, он может быть разным, для ремесленников и искусников. Поскольку путь ремесленников мне совершенно безынтересен, то я его дальше буду просто игнорировать. А далее речь уже пойдёт про раздолбаев искусников. Для них же этот скачок является скачком из пространства видимого в пространство воспринимаемого.

В чём здесь принципиальная разница? Казалось бы, одно словоблудие. А она есть, как тот самый сурок, которого никто не видит. Видимое, характеризуется попыткой отразить объективную реальность, пусть и со всеми ограничениями свойственными человекам. А воспринимаемое характеризуется избирательностью видящего человека.

Другими словами, посади 10 человек смотреть один фильм и видеть все будут фильм, а вот воспринимать из этого фильма они будут разное. Кому голая баба в фильме, кому мачо, кому еда, кому оружие, кому интриги.

«Что воспринимаю» - следующий уровень роста фотографа. Здесь фотограф перестаёт работать исключительно с внешним миром, будучи для самого себя чёрным ящиком. Здесь он начинает осознавать, что есть ещё его внутренности, которые так же определяют, как он видит снимок и каким он его делает. 

Здесь фотограф начинает стараться сфотографировать не так, чтобы было видно хорошо или так, как видно ему, он начинает стараться сфотографировать так, чтобы это воспринималось им ярче, ближе, душевнее и так далее. Он начинает выделять объекты, подходы и обработку, помогающие ему в снимке воспринять лучше то, что ему интересно. Так он начинает через снимки делиться своим восприятием этого мира (а не окружающим миром).

Здесь в человеке погибает документалист. Трагическая пауза.

Процесс этот крайне болезненный, поскольку никаких инструментов у человека для ковыряния внутри себя нет и наша цивилизация его от этого старается всеми силами отучить. Поэтому идёт он обычно вслепую, и люди даже не догадываются, чем же именно они занимаются. Просто вдруг прежние снимки начинают казаться примитивными, а вокруг сплошная лажа.

В процесе мытарств, наступает продвинутый первый уровень, когда идёт переход от «что», к «как».

«Как вопринимается» - человек наконец-то осознаёт, что работая со снимками он опирается на свои определённые реакции, благодаря которым он и выделяет что-то в снимке. И именно их он пытается усилить, делая обработку или ставя кадр.

Снимая голую бабу, он пытается продемонстрировать вовсе не её, а те её качества, что вызывают у него внутри резонанс. И это вовсе не сиськи. Более того, глядя на сиськи, он видит вовсе не их, а нечто «тёплое, милое, родное, томительное, нежное» (если конечно фотограф из традиционно-ориентированного сообщества).

Вот именно эти символы фотограф и будет пытаться сфотографировать. Подбирая интерьер, подбирая ткани, макияж, свет, обработку – не ради «шоб было красиво», а вот ради выражения тех самых качеств, которые лежат в основе его восприятия этой самой голой бабы. Тех качеств, что он сумел сам увидеть в своей реакции, как ключевые.

Заметьте, что тут происходит качественный сдвиг в сознании от осознания избирательности своего восприятия объектов, к осознанию своей реакции на эти объекты, а от неё на осознание ключей эти реакции провоцирующие.

То есть: «о, а тут я вижу игру света и цвета -> от него мне спокойно -> оказывается, симметричный узор с неконтрастным жёлтым светом меня успокаивает, а если вот поменять так, то уже нет.

В конце этого уровня человек получает осознанную систему с обратной связью, которая работает. Он начинает прогрессировать и какое-то время он самодостаточен. Человек начинает видеть, как его снимки прогрессируют, каждый раз попадая в цель всё лучше и лучше. Доставляя ему всё больше и больше. Однако, двигаясь по этой дороге он, обычно, всё дальше и дальше уходит вглубь своих комплексов, сугубо индивидуальных проблем и прочей личной дури. При этом число посторонних, коим интересны такие фотки, сокращается всё больше и больше - ведь они буквально всё уже и уже специализированы. Почему-то сепийные фотки грибов с подсветкой на закате, мощно внушающие ощущение уверенности в будущем развитии цивилизации, вдруг оказываются интересны меньшему числу людей, нежели тупой снимок кошечки на телефон. Беда.

Бывает, конечно, что психические отклонения автора созвучны таковым большинства народа и он резко вылетает на пик популярности, но это отдельная песня. А вот остальным для перехода на следующий уровень, придётся сделать очередной качественный шаг.

Сначала, мы пытались, снимая, изучить себя и через это снимать лучше для себя. А теперь придётся искать, где наши ключи пересекаются с таковыми у остальных людей, а где нет. Искать общее основание для большинства, и переходить на уровень цивилизационной и природной основы, с уровня нашей собственной их реализации.

И этот уровень уже будет называться:

Второй уровень - «Что воспринимаем». Интересовать будет не то, что воспринимаете вы лично, не только, что ваши отдельные окружающие, а то, что воспринимает большинство. При этом получаются совершенно разные группы, выделяющие разные вещи, и найти здесь общее - та ещё задачка для зародившегося восприятия символами. Важно не потерять внутреннее сохранение резонанса и ориентироваться на него, иначе можно потеряться в сонмище угождения окружающим и бесконечно ходить по кругу, ведь определённое умение делать результат уже есть.

Одно из самых сложных здесь, это фильтрация лишнего. То, что для нас бессмысленно, для других несёт смысл, является символом. Мы можем пропустить это в нашем снимке, а это надо убрать или нейтрализовать. Вот подобная очистка, или «рафинирование снимка» и будет большей частью работы на этом уровне. Ну, не считая собственно поиском общих символов.

А вытрясать это всё из людей в виде объяснений практически нереально. К счастью, чтобы это всё понять достаточно ходить по их фоткам и разбирать каждый снимок на тему – что они здесь видят? Что воспринимают? Как? То есть - проходя по нашим прежним уровням.

С одной стороны, без их комментариев это может показаться сложным, ведь что мы можем увидеть, кроме того, что и так уже знаем? Но на деле, просмотр большого количества снимков одного человека даёт возможность уловить закономерности, то, чего он избегает снимать, то, что он наоборот старается передать. Поэтому всегда имеет смысл анализировать персональные галереи, а не просто набор случайных кадров. Это позволяет выявить именно особенности восприятия других людей. Понятно, что чем более продвинут такой человек, тем больше там можно увидеть.

В общем, чистим от лишнего и заменяем местячковое общегосударственным.

Думаете, продвинутый уровень тут – как мы это воспринимаем? Да фиг-то там. Мы можем вычленить в себе глубокие базовые реакции на общие стимулы – ту же кровь, но вот реакция у всех будет со своей спецификой – сознание у всех грязное, личная история, опыт и все дела. Поэтому определять архетипные реакции на толпе толку мало, это тот же этап предыдущего уровня. А восприятие толпы, фотографов как-то мало волнует, хотя и крайне интересно.

Поэтому вопрос здесь стоит иначе – как совместить всё узнанное со своей жизнью. Что делать со всем этим багажом, с новым способом восприятия и всеми теми вещами, освоенными ранее.

Ведь по сути, это уже начальный уровень мастера. А при достижении мастерства, искусство превращается из объекта познания и самоизменения, в собственно инструмент в руках мастера и его часть.

Так что следующий уровень - третий это переход от познания к использованию. И ответив на вопрос, как построить жизнь на этом деле, можно пойти дальше, начав жить этим. А кому в наше время захочется посвятить жизнь фотографии? И стоит ли подобное ограниченное в средствах самовыражения искусство, завязанное на кучу проблем с железом, поиском объектов съёмки и прочего, такой дорогой платы? Каждый отвечает для себя сам.

Тем не менее, есть ход конём, который может легко открыть нам истинную цену своему восприятию и дать офигенное поле для продолжения того же пути. Естественно, это рисование. Представляете, какая свобода от железок с боке, отсутствие проблем с композицией, с цветовой гаммой и светом, апгрейда тушек и покупки объективов, капризных моделей и погоды. Когда можно вечерком тихо дома рисовать всё, что душе заблагорассудится. Хоть на компе, хоть маслом. Придётся снова осваивать кучу чисто технических навыков, зато в итоге какой рывок.

А можно просто забить и иногда снимать в свободное время, вырываясь куда-то и осознавая, что это толчея воды в ступе и топтание на месте.

Вот как-то так.

(c) все авторские права защищены, не подкопаешься.